Переход одной части речи в другую

 

Хотя каждая часть речи имеет свои особенности, которыми она отли­чается от других частей речи, между ними нет непроходимой границы. Поэтому в процессе развития языка, при наличии соответствующего значения, становится возможным употребление одной части речи в функции, преимущественно свойственной другой части речи. Возможен переход слова из одной части речи в дру­гую, и, наконец, в единичных случаях возможно существование таких лексических единиц, которые совмещают в себе показатели двух или более частей речи.

Как на пример употребления одной части речи в функции, преимущественно свойственной другой части речи, можно указать на характерное для английского языка употребление существи­тельного в функции определения (flower garden), обычно свойственной прилагательному, или на более общее, известное и русскому языку, явление субстантивации прилагательных.

Полный переход в другую часть речи затрагивает только от­дельные словарные единицы. Такой переход представляет собой результат очень длительного процесса изменения значения слова, достигаемый тогда, когда в связи с развитием нового значения (или созначения) слово начинает приобретать грамматические по­казатели иной части речи. При этом слово с исходным значением может совсем исчезнуть из языка.

Так, например, обстоит дело с прилагательным cheap, которое происходит от существитель­ного, или с частицей merely, развившейся из наречия. Однако значительно чаще слово, у которого развивается значение дру­гой части речи, не исчезнет из языка в своем более раннем зна­чении, а распадается на две самостоятельные единицы — омонимы. Примером таких омонимов могут служить наречие, предлог и союз since, наречие и частица just и т.д.

Примечание. Отнесение к омонимам слов, принадлежащих к служебным частям речи, спорно. Все же мы считаем возможным говорить о наличии омонимии и в этом случае на том основании, что для служебных частей речи, как мы указывали выше, на первом плане стоит их грамматическое значение, отграничивающее их от другой как самостоятельные слова.

Так как переход слов из одной части речи в другую происходит очень медленно и постепенно, то в современном англий­ском языке, как и на других этапах развития английского языка, можно выделить слова, находящиеся в процессе такого перехода.

Такое явление наиболее обычно для тех частей речи, для кото­рых вообще характерно образование новых лексических единиц именно таким путём. Для таких слов характерно отсутствие чет­кого разграничения их значения и возможность их двоякого использования и двоякого анализа в одном и том же случае.

К лексическим единицам современного английского языка, совмещающим в себе признаки двух частей речи, относятся, на­пример, количественные прилагательные many, much, little, few, по синтаксической функции близкие к местоимениям, по значению и по свойственной им грамматической категории степеней сравнения – к прилагательным.

В этих и подобных случаях мы рассматриваем такие слова в пределах той части речи, которой они соответствуют по своему значению, и определяем их как слова, находящиеся на грани двух частей речи.

Основное деление в системе частей речи англий­ского языка — это деление их на два главных больших класса или даже, если можно так сказать, «сверхкласса» слов — имя и глагол.

Как известно, во второй из этих двух основных, классов входит лишь одна часть речи — глагол, который, таким образом, как бы противостоит всем другим частям речи.

Глагол представляет собой очень неоднородную систе­му, гораздо более сложную, чем любая другая часть речи. Эта сложность системы глагола обусловлена тем, что в не­го как бы включены в миниатюре другие части речи в виде так называемых именных форм глагола.

В системе глагола эти формы удерживает то, что, помимо присущих им имен­ных признаков, они имеют и признаки глагольные, кото­рые, так сказать, «перекрывают» именные признаки, стре­мящиеся как бы «вырвать» именные формы из системы глагола.

В тех случаях, когда именные черты начинают превалировать, именные формы теряют глагольные приз­наки и переходят в другие части речи. Подобная утрата черт глагола может наблюдаться у герундия, переходя­щего в отглагольное существительное, и у причастия, пере­ходящего в прилагательное.

Что же касается инфинитива, то у него глагольные черты выражены гораздо ярче, чем у герундия и причастия (в частности, инфинитив неспособен управляться предлогами), и это препятствует его отры­ву от системы глагола.

При переходе в другую часть речи глагольная форма не только утрачивает признаки, двойственные глаголу, но и приобретает признаки той части речи, в которую она переходит.

Так, герундий, переходя в систему существи­тельного и теряя возможность сочетаться с прямым до­полнением (ср. reading books в случае I like reading books «Я люблю читать книги» и the reading of books «чтение книг»), приобретает категорию числа (three readings «три чтения» и т. д.).

Аналогичное явление наблюдается и при переходе причастия в класс прилагательных. Сравните, например, meat mixed with pepper and salt «мясо, смешанное с перцем и солью» и mixed society «смешанное общество», где во 2-ом случае mixed утрачивает специфические глагольные чер­ты (сочетаемость с дополнением) и приобретает признаки прилагательного (например, категорию степеней сравне­ния — more mixed society «болеe смешанное общество»).

Итак, именные формы отдельных глаголов могу вы­ходить за пределы этой части речи и превращаться в име­на. При этом, однако, следует иметь в виду, что соответ­ствующий глагол в целом в таких случаях остаётся глаго­лом и не становится именем. Иначе говоря, здесь речь идёт не о переходе глагола, как слова в целом, в другую часть речи, а лишь о выходе одной из глагольных форм из его парадигматической системы.

Такой переход отдельных форм слова в другую часть речи представляет собой процесс словообразовательный. Правда, на первый взгляд, может показаться, что различие причастия amusing и соответствующего прилагательного, в случаях типа:

  • «She is amusing her guests» – «Она занимает своих гостей»;
  • «An amusing story» – «Занятный рассказ»;
  • «She is very amusing» – «Она очень занятная».

Является различием чисто функциональными.

Что amusing1 и amusing2, являют­ся всего-навсего лишь случаями разного употребления одного и того же слова, вследствие чего здесь и наблюда­ются некоторые семантические различия:

  • amusing1 – зани­мающий, забавляющий; 
  • amusing2 – занятный, забавный

Однако если сопоставить прилагательное, amusing не только с причастием amusing, но со всеми формами глаго­ла amuse (занимать). То тогда нетрудно увидеть, что прила­гательное amusing имеет совершенно иную парадигму, чем глагол, к которому оно восходит.

Прилагательное не изменяется по числам, временам, и т. д., но вместе с тем, в отличие от глагола, имеет степени сравнения. Иначе говоря, если причастие amusing включается в парадиг­му (to) amuse, amused, amusing и т. д., то парадигма при­лагательного amusing представляет собой качественно иную систему: amusing, more amusing, most amusing.

Всё это с несомненностью показывает, что amusing (прилагательное) и amusing (причастие) отличаются друг от друга не только из­вестными семантическими оттенками и употреблением, но и своим грамматическим оформлением в целом. А отсю­да следует, что различия между amusing (прилагательным) и amus­ing (причастием) не могут рассматриваться как просто лишь функциональный сдвиг, не выходящий, за рамки одного слова и, тем самым, одной части речи.

Этот случай пред­ставляет собой пример словообразования, при котором из­менение парадигмы сопровождается превращением суф­фикса (в нашем примере -ing) -из грамматическо­го суффикса формы слова в суффикс слова, т.е. суффикс словообразовательный.

Аналогичное явление происходит и при превращении герундия в существительное. Сравните, feeling, от глагола feel (чувствовать) — герундий и feeling (чувство) — существительное, где грамматический суффикс -ing, характеризую­щий в первом случае форму слова.

Во втором случае вы­ступает, как суффикс словообразовательный, присущий уже не форме слова, а слову в целом.

 

Баннер

Be the first to write a comment.

Ваш Комментарий